вторник, 1 ноября 2016 г.

У природы нет плохой погоды?


За окном который день – сплошная серость. Здравствуй, что называется, типичная уральская осень. Так-то грех, конечно, жаловаться – лето в этом году порадовало нас солнцем и жарой, но теперь эти погодные приятности в прошлом. И наступила «унылая пора».

Если снаружи преобладает серый цвет, то в комнате, где я пишу – зеленый: зеленые обои, в тон им – шторы и цветы. Тоже неплохой вариант, хотя мне больше по душе лавандовый, напоминающий о соответствующих полях и французском Провансе, после чего в голове волей-неволей рождается образ бутылочки или бокала с чем-нибудь таким же изысканно-французским. И чтоб сыр порезанный на тарелочке и гроздь винограда=)

«Конечно, легко им там, во Франции или Италии той же радоваться и быть оптимистами», – ворчит заглянувшая на огонек подруга. Она на дух не переносит осеннюю пасмурность, промозглый ветер и вот это «непонятно что на улице, когда утром и вечером темно, а днем – серым-серо, аж тоскливо». Честно говоря, и мое настроение нет-нет да и подстраивается под ее – тоже хочется расслабиться, похандрить или, на худой конец, облопаться всякими неполезными сладостями. Обычно моего оптимизма с лихвой хватает на двоих, но в этот раз, даже он, оптимизм, куда-то слинял спрятался, тоже, наверное, решил погрустить. И тут я вспоминаю свою любимую Джулию Кэмерон. Она в ставшей для меня настольной книге «Право писать» рассказывает случай, когда они на пару с уже взрослой дочерью разболелись: понятно, что дела при этом не ладились, все валилось из рук – в общем, творческая мама и ее ребенок просто сидели и от нечего делать ворчали да огрызались друг на друга. Тогда в какой-то момент Джулия предложила своей дочке прогуляться по зимнему Манхэттену. «Что? Гулять?», – удивилась та, однако согласилась. С той прогулки они обе вернулись обновленными и с хорошим настроением. А ведь ничего особенного не произошло…

«Может, прогуляемся?» – предлагаю я подруге. «Что-о-о? В такую-то погоду?» – удивляется она. Я привожу в пример Джулию, случайно проболтавшись про Манхэттен. «Конечно, хорошо им там гулять, на Манхэттене», – не упускает возможности поворчать подруга, и я, в общем-то, с ней согласна. Но, коли пока мы не в Нью-Йорке, будем довольствоваться теми условиями, что есть. И я объясняю своей спутнице главное условие нашей затеи: гулять не в состоянии бессознанки, а попутно замечать что-нибудь необычное, интересное, радостное, приятное или вызывающее улыбку. «Опять ты со своими психологическими заморочками», – не зло бубнит она, но соглашается. Для примера рассказываю, как на днях во время традиционного вечернего променада с мужем услышали из проезжающей по дороге машины: «Бееее-бе-ее-бееее!». Источника этих звуков видно не было, и мы принялись гадать, что там за живность и куда ее везут. Из притормозившего тем временем на светофоре автомобиля все продолжалось: «Бееее-бееее-бее!». Прохожие, озираясь, не могли сдержать улыбок, как, впрочем, и мы. Оставалось лишь надеяться, что громкоголосую животину везли не на съедение. 


Выйдя из подъезда, оказываемся на улице и начинаем наблюдать. Быстро темнеет, и в свете включенных фонарей окружающий пейзаж не выглядит уже таким занудно серым. Вот влюбленная парочка (девушка бережно держит все еще упакованный в невзрачную бумагу букет) о чем-то воркует возле продуктового магазина. «Может, по морожке?» – предлагает подруга. Заходим внутрь. Мальчуган лет 10-11 с криками: «Полный разгон! Тормозим! Остановка «Молоко» гоняет по торговому залу тележку, рискуя въехать в толпящихся вдоль прилавков и озабоченных выбором хлеба насущного покупателей. Улыбаясь, отступаем в сторону. Снова выходим на свежий воздух. Две девчонки, визжа, катятся на ногах с едва припорошенной снегом мини-горки. Неподалеку наряженный заботливыми хозяевами в модный собачий комбинезон шпиц, сзади напоминающий двигающийся пушистый шар на тонких коротких ножках, мечется взад-вперед, веселя прохожих. «Кстати, вспомнила задание, похожее на наше с тобой, – говорит подруга. – Нужно выйти на прогулку с фотоаппаратом, при этом представляя, что ты находишься не в привычном для себя городе, а приехал сюда в качестве туриста…». Киваю, и следующую встречу мы договариваемся провести именно так.

Вернувшись домой, приходим к общему выводу: да, не всегда хорошее настроение само сваливается тебе на голову, а уж в такую погоду – и подавно. К счастью, в наших силах настраивать себя, как приемник, на нужную волну. Важно сознательно замечать эти нужные волны, при этом избегая помех.

И напоследок – просто «на подумать». Не мое, но для меня актуальное. «Быть несчастливым – это все время стремиться куда-то и не замечать того, что ты уже находишься там, куда ты хочешь попасть. Каждый день ты находишься в счастье. Но зачастую люди не замечают этого. Вот человек думает: если добьюсь чего-то, заработаю больше денег, возьму какие-то высоты – в науке, там, или в обществе, вот тогда я буду счастливым. Он не понимает, что уже находится в состоянии, в котором есть счастье. Всегда. А дураки так и поступают. Это мудрость. Собственно, задача клоуна – помочь человеку стать дураком. Или перестать быть несчастным». Вячеслав Полунин, советский и российский актёр, режиссёр, клоун, народный артист России. 


3 комментария:

  1. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  2. Вау! Просто превосходно написано!!! И фотографии такие душевные! (почему здесь нет восхищенных смайликов))

    ОтветитьУдалить